kusia: (Default)
http://www.nrs.com/news/life/usa/290807_185421_65016.html
ужасно жаль. К Диме я когда-то ходила в Баку стричься. Что он со мной делал, я потом неделями на улицу не показывалась. Всех цветов, всех фасонов, ассиметрично, что-то где-то выстригал, через месяц было красиво. Все равно весь город к нему стремился. Он был веселый, интересный, видел "образ", предлагал всякие сумашествия, мы курили в забитoй паркмахерскими акссесуарами прихожей и пили обжигающий кофе.
Дима, как грустно, что ж ты так.
kusia: (Default)
Всю ночь мне снилось, что я в Баку и болтаю с Айкой. Айку я не видела 15 лет, последний раз в аэропорту, когда рыдала у нее на плече, а она мне весело сказала - Ну чего ты расстраиваешься, люди уже туда-сюда ездят на полный ход.
Люди-то ездят, это правда. Я проснулась, и поняла, что 13 августа - Айкин день рождения. Я помню, как мы отмечали этот день за городом в Загульбе. Днем она попросила меня и свою сестру Нару остаться с ее маленьким сыном в номере. Он якобы должне был спать. А сама смоталась на свиданку. Когда она вернулась, мы с Нарой измученные лежали на кровати, а ее веселый сынишка скакал по нашим бездыханным телам. Мы и пели, и укачивали, и сказки рассказывали, ни в какую, в ребенке била энергия ключом. Аика пришла и взяла дело в свои руки.
Еше как-то они были вдвоем дома, Айка пошла в ванную, а дверь в ванной застряла и не открывалась. А ребенок за дверью испугался и плакал. В ванной было окошко, которое выходило в кухню. Тогда храбрая Айка добралась до окошка (высоко, трудно!), влезла в него (маленькое, как она протиснулась), и упала прямо в мойку с грязной посудой. Она вообше была храбрая, убегала с лекций, ругалась с педагогами, гордо выходила с занятий, а потом переписывала у меня из моих аккуратных тетрадок - я не была храбрая. Мы очень дружили все годы в университете, и после него, в годы наших бурных первых замужеств и расставаний. Айка очень красивая, гордая, веселая. В последние годы я больше дружила с ее сестрой Нарой, спокойной, с тихим юмором, медленной и величавой. Я помню - 88 год? - мы пришли в университет, а занятий нет, все студенты идут на плошадь на демонстрацию - подьем Народного фронта, все такое. Страшноватенько. Мы стоим растерянные. Тут подьезжает Айкин и Нарын папа, рявкает на нас - садитесь в машину, и увозит. Злой, нервный, переживаюший за детей и за себя, жизнь идет наперекосяк на глазах, навсегда.
kusia: (Default)
Я всего три дня блондинка, а уже потеряла 2 важных письма, порвала и выбросила билл, вместо того, чтоб его заплатить, и купила коту неправильный консерв. Но жить, безусловно, стало веселее! Меня даже с большей силой приветствуют security guard и уборшик, они и так симпатизировали, а сейчас так вообше. Близорукая секретарша шефини подошла ко мне и сказала - Что-то в тебе изменилось. Новые очки? Похудела?
Волосы! Волосы это.
На самом деле, хотела рассказать вам что. Сегодня утром обозревала кладовку в мыслях, а что одеть. Одеть надо скзать есть что. Потом я подумала, что могу 2 недели каждый день менять шмотки. Нет 3. Нет, месяц. Мне стало плохо. Я вспомнила студенческие годы чудесные. Со шмотками было плохо, и мы с сестрой менялись. Вообше, наличие сестер ценилось - поскольку количество шмоток, сами понимаете. Мы менялись и одеждой, и бижутерией, и заколками, и духами, суровое время дефицита, но мы выкручиливась. Еше я любила носить папины свитера. А клево было, знаете. Рубашка вниз под свитер, и юбочка, так хорошо сочеталось. Ну это было не от хорошей жизни, но аnyway. Один раз я пошла на встречу с мальчиком там одним, неважно. И, сидим мы там у него, типа стало жарко, я сняла свитер (но в рубашке!), и повесила свитер на спинку стула. А там рядом была такая допотопная печка, в ней горел, огонь, газовая. И вот - скоро поплыл неприятный запах горящей шерсти. Мы с мальчиком не сразу - но обратили внимание. Катастрофа - пол-рукава сгорело! Я была в таком ужасе. Не знала, что сказать дома, вообше как это могло произойти. Не могла ж я свалить на университет - там газовых печек не было. В обшем, в страшном смятении я примчалась к моей дорогой подруге Леночке. А Леночка умела вязать. И она связала новый рукав! Лучше прежнего. И никто ничего не заметил.
Это я хотела перевести на английский для Буси выражение - Голь на выдумки хитра - и не знала как. Вспомнила полезные навыки.
kusia: (Default)
Вчера день начался как обычно. То есть ночь. Мне опять снилось, что Л хочет меня убить, но уже другим способом. Потом я всё-таки не опоздала на работу. Потом я вспомнила, что 21 марта - это Новруз и день рождения моей ближайшей школьной подруги, которую последние лет 7 я не могу найти. Я помню, как она говорила - вот я родилась 21 марта, в Новруз, все говорят, что я должна быть счастливая, и где это счастье?
Мы тезки, и даже отчества у нас одинаковые. При этом ее в классе звали Лера, а меня - Нана. Леру выкроили из букв ее фамилии, а происхождение Наны даже я забыла, но меня звали так долго и в школе, и в институте, а здесь это не очень звучит. А когда я поехала в Израиль, там моя родная Арзуша звала меня опять Наночка, так сладко звучало.
Ну вот. 21 марта 2007 года. Я сижу на митинге, думаю, у моей Леры день рождения, наверное, все уже отмечают, пьют, а я тут на митинге сижу, и даже позвонить или написать некуда. А накануне на сайте родного города оставили коммент под нашей школьной виньеткой, что помнят мол, девочек нашего класса. Ну я написала, почти в никуда, спрашивая про Леру, может кто знает. Короче, меня ждал сюрприз - Леркины телефоны, адрес, фотографии, и сообшение о том, что ей лучший подарок в день рождения - то, что мы нашлись. Я ей и позвонила вчера. Она мне говорит - какой у тебя акцент американский появился! А у нее московский, так странно звучит.
Ее перевели к нам в 9 классе. Она была просто Джульетта, тонкая, красивая, длинные русые волосы, голубые глаза, мальчики ходили стаями. Мы почему-то подружились сразу. Хотя были очень разные. Она почти не училась, учителя относились к ней плохо, а ребята хорошо. Девочки ее тоже плохо восприняли. Наша классная руководительница вызвала в школу моих родителей, чтобы объявить им об опасности нашей дружбы – ну я типа, отличница, из хорошей семьи, в очках ходила, серьезная девочка, а тут понимаешь, репутация не та, двоечница, И все такое. Я благодарна моим родителям до сих пор. Они мне ни слова не сказали. Я вообше об этом узнала через несколько лет случайно.
У Леры дома было тепло, уютно. Она с мамой курила! Одна стена была заклеена полностью портретами Пугачевой. Там был культ. Курили Приму, редко Космос. Заходили соседи, знакомые, знакомые знакомых, без звонка, без стука, приносили сигареты, сладости, любую еду, чайник горячий, пепельница полная, разговоры не смолкали. Мое взросление пошло страшными темпами. Там было тепло, уютно, спокойно, можно было обо всем говорить, или молчать, слушать, мне были всегда рады, там я узнала столько нового! Там при мне один раз даже “зашивали” девочку перед свадьбой. Были такие варварские обычаи у нас. Ну потом я поступила в университет, а Лера пошла работать. Мы продолжали дружить. На моей свадьбе она была беременная, а на 8 месяце беременности вышла замуж. За мужа своей бывшй лучшей подруги. Ну это другая историа. У них уже было двое детей, когда начались события в Баку. Она армянка, он азербайджанец. Куда им было деваться – конечно, в Москву. Мы еше виделись в Москве несколько раз перед моим отъездом, потом перезванивались и переписывались несколько лет. Я посылала ей сережки с моей первой зарплаты здесь. Они переезжали без конца с квартиры на квартиру, я потеряла всякю связь в результате. Столько лет пыталась ее найти. Даже обнаружила телефонную книгу Москвы оnline и звонила всем Кулиевым подряд. И ничего. И вот вчера. В ее день рождения! Я не могла глазам своим поверить. И тут она мне сообщает, что у нее третий ребенок, мальчик, 5 лет. А с Тимой она развелась 7 лет назад. Я просто онемела.
– А у тебя сколько детей?
- Да один, – мне даже стыдно стало.
Она мне говорит, живем в двушке (это с тремя детьми), работает у бывшего мужа в кафе (я постеснялась спросить кем), в обшем все хорошо, мама постарела, да, также любит Пугачеву, так же много курит, все по мне скучают, Натуля, она мне говорит, как ты по-американски звучишь, а кем работаешь – я даже не знала как объяснить толком, - а как личная жизнь? – Бурно, - говорю.
- Молодец – решительно говорит Лера, - я так тобой горжусь.
Мне смешно, хорошо, тепло. Моя родная, как я рада, что тебя наконец нашла. Мы наговоримся. Как тогда на Телефонной в старом доме, в обшарпанной уютной квартире, на старом продавленном диване, прислонившись к стенке, заклееной бесконечной Пугачевой.
kusia: (Default)
- Надо было сразу пописить. Теперь уже поздно, - сурово сказала тетя Тамара, глядя на мою залитую вином юбку. - Аммиак смывает все следы.
Я с тоской смотрела на юбку. Мне было 18 лет, и накануне я пришла с шумной вечеринки и спрятала от мамы юбку. На меня вылили Кагор и много. Мы любили сладенькое красненькое.
- Как же пописить? - растерянно ответила я - Там были мальчики, и вообще...

К тете Тамаре, соседке, мы с сестрой бегали за всяческой поддержкой. Мама была сурова, и признаться ей в ужасном событии я не могла.
Юбка была частью красивого югославского костюма, купленного в магазине Ядран. Ей надо было еще жить и жить. Сестре привезли розовый костюм, а мне голубой. Возможность обмениваться туалетами здорово укрепляла гардероб. Таким образом, я подводила нас обеих сразу.

- Ну, попробуй химчистку, - сказала тетя Тамара.

К своим 18 годам, я в химчистке не была ни разу. Но решила, что надо когда-то начать. Приемщица сразу отказалась брать юбку, когда увидела красное винное пятно. Но из недр заведения выплыл молодой джигит, посмотрел на меня, посмотрел на юбку, и сказал, - Сделаем.
- Приходи в субботу в 8, - доверительно шепнул он, - Всё будет готово.
Наивная, я не знала, что в субботу вечером предприятия бытового обслуживаня закрыты для посетителей.
Когда я пришла в назначенное время, на прилавке лежала моя изрядно побледневшая, но чистая юбка, стояла бутылка коньяка и две рюмочки. Железная дверь гулко захлопнулась за моей спиной.
После 10 минут борьбы, растрепанная и частично расстегнутая, но не обесчещенная, я вылетела на улицу, прижимая к груди заветную юбку.
Она еще долго радовала нас с сестрои.

Зато теперь я знаю, как выводить винные пятна, даже без такого экстрима, как пописить. Надо сразу налить на пятно минеральную воду Зельцер. Пятна ичезают бесследно.

Знание маленьких хозяйственных секретов здорово помогает в жизни.

Виола

Jan. 6th, 2004 08:57 pm
kusia: (Default)
Сегодня же рождественская ночь. Надо гадать!
Так давно это гадание было. Еще там. Мы собрались у Виолы. Бедной Виолы. Кто там был? Много народу. Я помню только Виолу, ее детей, этот веселый парень, как же его звали? Мы танцевали танго не очень-то умея, но со страстью. Он учился в инязе, я уже закончила университет. Мне было весело. Я знала, что всё временно там. Это оттеняло время легкой печалью.
Раскаленный воск лился на воду, складываясь в причудливые формы. Я уже знала, что уеду. Я ждала будущего, счастливого, пугающего. Ну я помню, что мне выпало. Так и есть в общем. Мы столько смеялись тогда, разглядывая эту аккуратно вылепленную фигурку.
Виола вытащила из воды свои непонятно сложившийся воск: - Посмотрите, это же роза!
Все вежливо согласились. Она любила цветы. Сама была как яркий нежный цветок. Дети ее были пасмурные, нерасцветшие в ее пышной тени. Оба, несмотря на юный возраст - 19 - 20?, много и мрачно пили.
У нас было много шампанского, свечей и нежности друг к другу. Мы знали, что скоро расстанемся. Виола собирала вещи. Квартира в Подмосковье поджидала. Переводила одного в институт, а другую утешала. Дочка ее знала, что любимый с ней не поедет, останется в своей старой роскошной холодной квартире с лепными 4-х метровыми потолками, и старой мамой, не выносящей упоминания о Тане и Виоле.
Я знала, что уеду из детства и юности, и сердце сжималось от боли. Виола, она родилась здесь, и любила каждый булыжник в мостовой Крепости. Но смотрела вперед. Она ничего не боялась.
Года через два, когда я прорывалась через свои заносы, уже здесь, случайно узнала о её нелепой смерти.
В одну из последних зимних ночей на старой квартире, все уже были в Москве, только она и ее старенькая мама оставались дома. Газа почти не давали, было холодно. Они оставили на ночь включенной плиту. Утром их нашли соседи на полу у двери. Они пытались выползти на плошадку.
Ей было, по-моему, 47.
Она была моей подругой. Когда мы познакомились, мне было 20. Она была родной.
Когда я узнала, я была настолько увязшая в своих цепях тогдашних, до меня даже не дошло. Пелена проблем цепко меня держала. Я не могла врубиться.
И только сейчас поняла - ведь Виолы нет! Уже давно нет! Я помню её так ясно, она перед глазами, я слышу ее нежный тягучий говор.
Я помню, как мы сидели на работе в холодном (опять же неоптапливаемом!) кабинете, закутанные в миллион одежд, и она объясняла, мне что холод очень хорош для кожи: - Понимаешь, кожа всегда будет молодая и упругая.

У нас сегодня пошел снег. Но в офисе тепло.
kusia: (Default)
Неужели аллергия уже здесь? Верхняя губа опухла и теперь я похожа на человека из анекдота, которому дождик в рот не попадает.
Всю ночь снился отъезд и путешествие по кругам ада: ОВИР, таможня, продажа квартиры. Проснувшись, я с облегчением осознала, что уже 10 лет как уехала. А ад отъезда регулярно снится.
Еще снятся беспорядки перед отъездом и толпа, идушая громить. Никуда от этого не деться. Невозможно забыть. Приходит в снах в самый неподходящий момент, и просыпаешься в ужасе. Облегченно вздыхаешь и откладываешь прошлое на потом. Потому что его еще надо осознать и проболеть им. Но не сейчас. Сейчас еше больно.

Смотрю CNN, слушаю NPR. Тошно и страшно.
kusia: (Default)
http://www.livejournal.com/talkpost.bml?journal=aruta&itemid=320798
затронуло, сильно
особенно этой холодной зимой вспоминать жаркий летний поезд. Я своих родителеи постоянно позорила и говорила всем, что хочу быть проводницей и чай разносить.
Помню прибалтийские поезда, фирменные - "Летува" - Москва - Вильнюс уходил с Белорусского вокзала; Москва - Рига - с Рижского; а таллинскии поезд - с Ленинградского. Это поражало меня в детстве, вроде Прибалтика, как бы одна часть страны, а поезда уходят с разных вокзалов. Поезда были чистенькие, скатерка, вазочка с цветами, вафельки, разноцветные занавески. Мне всегда казалось, что приезжаем слишком быстро. Правда, по прибытии если шел дождь, мрак готики и погоды навевал такую тоску, и я думала, как здесь люди живут. После нашего солнца и жары - вдруг осень в середине лета. А потом привыкала, и все нравилось, и даже научилась покупать мороженое на языке титульной нации. Еше поражало что литовский, латышский и эстонский относятся к разным языковым группам;
но больше всего я любила возвращаться. 31 августа все самолеты задерживались, все; мы сидели в Домодедово днями и ночами; узнавали легко по внешности, по акценту, тех кто будет в нашем самолете; встречали знакомых, говорили о лете, о новостях; наконец загружались и через 2 с половиной часа - почему-то всегда прилетали ночью, покружив над бухтой, поглядев на цепочку огней, на факел на газовом месторождении приземлялись. Сразу же на трапе в ноздри забивался теплый пряный ночной воздух, запах нефти, запах моря, фруктов, сладкий и родной.
Папа встречал нас, тащил неподъемные чемоданы к машине, я тут же выясняла - кто звонил, кто где - на даче, уже в городе, кто приехал; дома ждали горы фруктов - как я скучала по ним в холодной Прибалтике, долма, аджиб-сандал, демьянки во всех видах, соте. Открытые балконы, с улицы доносится музыка, смех, стук нард и домино, поздно, тепло, темно, народ расходится спать - я дома! Завтра увижу всех - в сентябре все только начинается.

September 2013

S M T W T F S
1234 567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 08:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios